сын
Мозговой позитив

Взрослый сын.

Тревожно было на сердце. Сын служить идет. Ясно, что по призыву, но он сам принял решение пройти срочную службу. С его здоровьем можно было найти «кучу болячек». И все же, сын настоял на своем желании.

Отец переживал, думал: — «ведь мальчишка совсем. Ни профессии, ни работы за плечами – сразу со школьной скамьи и под ружье. …Шутка ли».

Сын и отец

Вечером собрались своим кругом, своей семьей. Девушка сына тоже пришла . Посидели за столом, произнесли напутственные слова. Благословил папка по-отечески. Все хотел поговорить с сыном – как друг и как папа – с советами и просьбами.

Как-то все скомкано прошло, больше молча. Мало говорили. Утром рано вставать. Провожать в военкомат. А там в автобус и на призывной….  Сын глаза отводил. Отец чувствовал – сам не знал почему – что и сын хотел поговорить, но что-то останавливало его.

Дочь стала со стола все убирать потихоньку, а сын со своей девушкой уехали к ней домой. Решили там ночевать. Да ясно все, молодежь — ничего не скажешь. «Ладно, – думал отец, – лишь бы все хорошо было».

«Так когда же мне с сыном пообщаться-то? Хоть пять минут, только одному» — думал отец. Он понимал, что все эти годы ни разу с сыном по-отечески так и не поговорил. Много раз пытался, но все откладывал – стеснялся «телячьих нежностей» — мужчины все же.

А ведь надо было общаться. Надо было любить. Больше только ругал сына – в дело и не в дело, по малейшему поводу целые лекции развивал. … Тьфу, вспоминать тошно.

Но если подумать, вроде и прав был отец: сын, то в школе двоек нахватает, учиться не хочет, то помогать по дому не желает.

«С другой стороны, много ли я был-то с ним? – продолжал пытать себя отец. – Как уехал из дома на несколько лет, так и пропал. Сын-то не виноват. Плеча отцовского рядом не было. Подсказать некому было — тем более, остановить, уберечь от ошибок. В чем же сына-то винить?»

Слезы из глаз у отца. Никто не видит – значит можно. Это были горькие слезы, слезы раскаяния. Душа вдруг закипела, воспоминания сделали свое дело, захотелось выть. Вроде и выпил-то две рюмки, …хотя, водка здесь не причем. Эта боль — душевная. …

Ладно. Утро вечера мудренее. Жизнь научила отца ждать и всегда верить.

Утро

Отец спал мало. Все думал о сыне. Но проснулся бодрым. «Давление повышенное, — сообразил он. – Ну, ничего». Оно у отца всегда было около ста сорока. Всю свою жизнь он был активным человеком. Рано вставал, поздно ложился. …

В военкомат надо было к 8 утра. Поехали на двух машинах. Дочка с зятем на своей и по пути забрали сына с его девушкой. Отец подъехал сразу к военкомату.

Каждая группа со своим призывником стояла отдельно. Все оживленно общались. Ждали команды «в автобус».

Выйдя из машины, отец увидел, что его все в сборе – стоят кругом, тихо общаются. Пошел к ним. Сын, правда, вышел чуть вперед к отцу. Улыбнулся. Папка стал приветственно махать  рукой. Подошел, обнял. Спросил сына: — «как ты?».

«Пап, да не парься, все хорошо. Ты-то как?» — сын посмотрел в глаза отцу, но быстро отвел взгляд.

«Ничего, сынок. Ты служи лучше, не подводи командиров. Товарищей не бросай. …Трудностей не бойся. …Служи честно.» — отец что-то еще напутствовал сыну, но думал о другом. Хотел прощения попросить, сказать сыну что любит его и будет ждать. Что хочет все исправить… Дружить хочет.

…На сборный пункт ехать ни у кого не получалось. Дочка с зятем срочно уезжали на работу. Девушка сына не могла пропустить экзамен в колледже. Друзья тоже поехали по делам. …

Команда в автобус. Все целуются, прощаются.

«Сын, я люблю тебя» — тихо сказал отец, обняв его. В ответ услышал — «Я тоже, пап».

«Быстро в автобус» – крикнул офицер последним призывникам, стоящим на улице. Сын повернулся и резко подбежал к автобусу. Прыгнул на подножку, оглянулся, махнул рукой. Скрылся в автобусе.

Подошла дочь: — «Пап, мы поехали. Дел уйма. …Ты не переживай. Скоро на присягу поедем к нему. Лишь бы далеко не увезли».

Девушка сына тоже попрощалась и быстро засеменила к автобусной остановке.

Признание отца и сына

Автобус тронулся и выехал на дорогу. Отец смотрел вслед. Потом, вдруг, как-то странно встрепенулся и бросился к своему авто. Прыгнул в него, завел и тут же, резко дав газ, помчался за автобусом.

«Я же деньги забыл дать ему наличные. Вот дурак. На карту сына деньги положил, а надо было еще и наличными дать. Сколько их продержат на пункте?… да и дальше что? – неизвестно» — ехал, размышлял.

Обогнал автобус, чтобы первым подъехать к призывному пункту и встретить сына при выходе из автобуса.

Из «Пазика» он вышел почти первым. Отец подбежал: — «сын, а деньги наличные возьми. Забыл у военкомата отдать. Мало ли что». И тут же, не дожидаясь ответа, стал говорить скороговоркой, боясь, что не сможет до конца сказать что хотел. Да и боялся, что сын перебьет его и тогда он опять не найдет душевных слов.

Раскаяние

«Я люблю тебя, сынуля. Прости меня, прошу. Прости за то, что не был с тобой, что обижал часто ни за что. Личности в тебе не признавал. Все учил, кричал на тебя. Оскорблял за проступки и даже обзывал.

сын и отец
Это интересно: ваш ребенок

Не пытался понять никогда. … А ты ведь ни разу мне поперек слова не сказал и только молчал. Плакал. … Я так виноват перед тобой. Никогда мне самому себя не простить, а ты прости меня, пожалуйста». Отец отвел взгляд, замолчал.

И сын заговорил, тоже быстро: — «пап, я тебя очень люблю. И я не обижаюсь. Знаю, что был виноват часто сам. Не слушался. В колледж не стал поступать, хотя ты договаривался обо мне и пытался помогать с работой в каникулы, чтобы я занят был. Заставлял учиться и много читать. А я не желал ни работать, ни учиться».

«Знаешь пап, — добавил сын — ты мой самый хороший друг». Отец вдруг увидел в глазах сына две огромных капли, готовые вот-вот сорваться вниз по щекам. Но сын тут же взял себя в руки: — «Спасибо за деньги, па». Посмотрел на отца внимательно, улыбнулся. До глубины души тронули отца искренние слова.

Он как-то суетливо и быстро обнял сына, сильно прижал к себе и тут же сказал: — «иди, иди служи. Я буду ждать…. Мы все будем ждать». Подтолкнул сына в сторону призывного пункта. …

Радость

В машину идти не хотелось. Смотрел вслед уходящему сыну. Тот шел спокойно и быстро. Сын уходил служить. Он сам захотел стать мужчиной. Гордость за него переполнила грудь отца. На глазах появились слезы.

Это были уже слезы радости и счастья.

Радовался отец не тому, что сын идет на срочную службу, а тому, что он понял его и простил.

И теперь отец знал точно – они будут дружить, дружить всю жизнь. Это придавало его существованию огромный смысл — надежду на хорошее будущее, рядом со своими детьми.

Читайте также: семейные традиции

12 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.